Вена: все расшевелились

Тихий и уединенный австрийский город вернул свою позицию и в настоящее время переходит к новому удару, так как на улицы выходят  скитальцы архитекторы, богемные гурманы и радикалы с аэрозольными баллончиками

Консульство Австрии рекомендует всем желающим ознакомиться с статьей Vienna: all shook up, которая была впервые опубликована в январе 2015 года в Condé Nast Traveller.

1

Меня преследует человек в напудренном парике и атласном сюртуке, что блестит, как красный леденец на солнце. Он также одет в штаны и, пару неподходящих черных кроссовок. Краем глаза я замечаю приближение еще одного парика и ускоряю свой шаг. Это похоже на сцену из Заводного апельсина, но тут нет ничего страшного, я просто пытаюсь перехитрить прошлое Вены.

Пара оперных зазывал – всего лишь часть этого. В то время, как столетия назад город блистал мечтами и видениями, толчок которым дали Шиле, Шенберг, Троцкий и Фрейд, в последние десятилетия он удовлетворенно дремал. Прогуляйтесь по хорошо сохранившемуся первому району, где неоклассические дворцы выстраиваются по бульварам, как кальцифицированные айсберги, и легко представить себя блаженствующим в сумерках Австро-Венгерской империи. В оперетте Центральной Европы, где Берлин выступает в роли разгулявшегося развратника, а Прага – злодейского колдуна, Вена, как правило, получает однотипные роли, такие как строгая старая дева, суетящаяся из-за своих безделушек.

Но город предоставил себе в последнее время некоторую свободу действий и показал другую сторону своего характера: более самоуверенную, и даже игривую. Вивьен Вествуд одела венский балет в шотландский плед, бородатый австрийский мужчина в женской одежде, имя которого Кончита, стал победителем Евровидения, и все, кажется, слышали о музыканте или художнике только что переехавшем обратно из Берлина. На самом деле, молодые креативщики больше не чувствуют необходимость уехать в первую очередь. Как кто-то сказал мне: "Мы сейчас в таком в возрасте, в наши 20-ть и 30-ть лет, когда мы чувствуем, что начинаем брать под контроль наш собственной город".

Чтобы исследовать эту новую Вену, я останавливаюсь к югу от центра, в 4-м районе, Виден. Моя кровать свободно перемещается по полированному бетонному полу рядом с угловатой лампой от Томмазо Чимини и мягким сиденьем у окна (как-раз то место, чтобы подслушать подсознание города); деревянный стол-полка охватывает побеленную кирпичную стену, держа мою раковину, компьютер «Макинтош», который забит местными советами, чайник и старинную печатную машинку. Это все так аккуратно, как ящик чертежника. Следующая дверь, вместо еще одного номера в отеле, является магазином по продаже колпаков ступиц колеса. Я – гость урбанавтов, группы из трех представительных молодых архитекторов, которые уверенно превращают пустые магазины в лофты уличного уровня. В этом городе шпионов, появляется чувство пребывания в безопасном доме, где я могу уходить и приходить незамеченным.

Идея состоит в том, чтобы погрузить гостей в окрестности центра города, вдали от главной улицы, но с большим количеством открытий. Вместо указателя комнат мне дали карту - на бумаге достаточно тонкой, чтобы прожевать и проглотить, если меня поймали и допрашивают, - которая указывает места, где можно поесть, попить и походить по магазинам: зеленое палаточное кафе Goldegg для завтрака, где официантка в галстуке-бабочке и с прической Салли Боулз приносит мне кофе и яйца; кафе Aromat для ужина, где мои гречневые галеты подбрасываются Олли в синей кепке. За пределами моей комнаты есть велосипед, на котором я шатаюсь по городу, изучая местность.

В верхней части моей улицы город, кажется, замедляется, останавливается чтобы подышать; хотя именно здесь материализуется одно из будущих Вены: новый Центральный железнодорожный вокзал, который откроется в 2016 году для потока пассажиров из Будапешта, Праги, Венеции. Вы можете следить за его прогрессом с высоты сорокаметровой смотровой башни Bahnorama; вы также можете оглянуться на прошлое поперек крыш.

Эксперименты в современности отбрасывают длинные тени в Вене: Дунайская башня (Donauturm) с 1964 года, когда башня с вращающимися рестораном была обязательным аксессуаром космической эры; оригинальный дом Хааса 1990 года, где фигурные изделия из стекла искажают твердый сталагмит шпиля церкви Святого Стефана. Последние поступления включают DC Tower (Donau City Tower), мрачно колышущийся на горизонте, одинокий ребенок (ее зеркальное изображение-близнец до сих пор не построено); и, совершающая аварийную посадку на максимуме двигателя деформации пространства, университетская библиотека Захи Хадид, высоко выступающая над проходящими студентами, ее фторидно-белый интерьер выглядит слишком футуристически, чтобы вмещать что-либо настолько архаичное, как печатное слово. Смешно подумать, что все это кое-чем обязано австрийскому архитектору Адольфу Лоосу, который почти что вызвал бунт, взяв лезвие бритвы как украшение. Он испытывал страсть к английскому фасону одежды и презрение к претенциозности, считая (в 1908 г.), что «тот, кто сегодня носит пальто из бархата - не художник, а шут или маляр».

Век назад художники скрипели стульями и окунали усы в кафе Grand или Landtmann; сейчас они собираются на воскресный бранч или ретро-джаз ночи в баре на крыше Dachboden отеля 25hours hotel, осматривая неоклассические статуи на здании напротив, или в Daniel на краю садов дворцового комплекса Бельведер. По сравнению с городскими отелями «старой гвардии», эти два выглядят такими беззаботными, как подростки, надувающие пузыри из жевательной резинки в задней части класса, как если бы их дизайнеры впервые пошли на Гластонберский фестиваль современного изобразительного искусства, и с тех пор сильно изменились: отель Daniel с ульями наверху и воздушным потоком позади отеля, плюс своя собственная пекарня; отель 25hours с цирковым дизайном и бургер-фургоном для гурманов. Более взрослым кажется отель The Guesthouse, неблизкое расстояние от отеля Захер но без швейцара в униформе. Там может быть банда нецивилизированных любителей поп-музыки веселящихся в лифте и на стенах, любезно предоставлена фотографом Вольфгангом Заком, но это исключительно непринужденный отель, с маленьким рестораном, согреваемым дровяной печью и уютными уголками для чтения в спальнях возле окон.

2

Потом идет Американский Бар Роберто (Roberto's American Bar). Я слышу о Роберто Павловиче задолго до того, как встречусь с ним, так как половина молодых барменов города упоминают его имя с приглушенным почтением. Как только я усаживаюсь на единственный пустой табурет, мне подают глоток Fernet Branca, чтобы смочить горло. Роберто, в очках с толстой оправой, стреловидными волосами и говорит со мной так, как будто поднимая наш разговор, начатый днями ранее. «Я был недавно в Лондоне,» говорит он мне; «Люди, которых я встречал, были так пьяны, но так вежливы». И он снова уходит, чтобы восстановить порядок в углу бара с медвежьей хваткой и шампанским. В баре группа Clubland-промоутеров, празднующих день рождения, все в толстовках и спортивной обуви (какое обобщенное имя существительное подошло бы для промоутеров? -  Эйфория? Падение?) Еще в середине 1990-х годов, я и половина моих друзей, слушали Kruder & Dorfmeister, пару венских DJ/продюсеров, известных своими гипнотическими плавными даб ремиксами, и я задавался вопросом, какое влияние они имели. «Эти два были первопроходцами»,- говорит один. «Они заставили нас чувствовать, что любой человек может быть успешным, даже если мы находимся в Вене. Здесь всегда существовала сильная классическая и оперная культура, но не так много пространства, чтобы дать шанс молодым, творческим людям. Ребята, стоящие за Wurstsalon изменили игру в начале 2000-х годов, устраивая тайные вечеринки в парках, на складах, даже на старых турецких дискотеках, позже основали клуб Pratersauna. Им следовала команда Turbo crew, открывшая клуб Grelle Forelle. Может быть, наша приближенность к Берлину заставляет нас держаться вместе и работать для достижения одних и тех-же интересов. Я не знаю много других городов, где мейнстрим и андеграунд так тесно связаны друг с другом».

Позже я еду на такси в клуб Pratersauna (мой водитель слушает по радио "Summer Night City" группы АББА. Он не получил записку о политике электронной музыки в своем городе?), который самовольно вселился в здание старого спа шестидесятых годов возле гигантского колеса обозрения. Внутри, толпа слегка под воздействием коктейля Aperol spritz; трио вырисовывающихся ди-джеев выдают вращающиеся фракталы звуков, басы, которые будут колыхать ваши штаны, если они не достаточно плотно сидят. Рядом с бассейном на улице, стараясь не упасть, я разговорился с Андреасом, графическим дизайнером в клетчатой рубашке, с брекетами и бородой, которая прошла бы испытание в суде Франца-Иосифа. «Вена была очень скучной, но за последние несколько лет открылись хип кафе и бары; есть Feschmarkt (рынок дизайна и искусств) возле пивоваренного завода Ottakringer, с киосками, продающими товары всех видов, фестиваль Pop Fest на площади Карлплатц, даже мероприятие для роботов-барменов. У меня такое чувство, что сейчас тут намного больше занятий, чем времени и денег, которыми я располагаю». Он приглашает меня с собой на клубную дневную вечеринку у бассейна, которая состоится на следующий день, но предупреждает «Это будет в основном девический техно». Девический? «Видишь ли, с вокалом».

«О, я путешествовал по этой стране, путешествовал железной дорогой, взяв с собой свою детку. Вдруг она ушла – вообще пропала ...». Если хорошо написанные слова песни или двух – это то, чего вы желаете – то пролистайте названия народных и кабаре песен в музыкальном автомате в таверне Zum Gschupftn Ferdl. Песня Сисси Крамер "Das Pin-Up Girl" или Хельмута Квалтингера "Bundesbahn Blues". Судя по его внешности, Хельмут был явно человеком, получающим удовольствие от своей еды и вина, и которому тут бы понравилось. Ferdl является перезагрузкой Heuriger, традиционного винного погребка, который, как говорит мне совладелец Николай Пёшль, потерял свое назначение и стал слишком безвкусным, с пластиковыми виноградными листьями и бочонками. «Мы хотели восстановить его, как Доктор Кто», говорит он. С пикселированной неоново-лаймовой вывеской снаружи, у Пакмана, как оказалось, талант в дизайне, внутри белым по белому картонная живопись и на стенах по трафарету нанесенный трактор. Официант с варварски постриженной прической приносит мне сувенирный стакан с золотой каемочкой с органическим вином Uhudu - фруктовой розой с тонким привкусом Харибо (Haribos) - и тарелку с выложенной кровяной колбасой, горный сыр и ложка мягкой салями Lardo.

3

Это та страна, где вас могут поразить клецки, наполненные вареной говядиной; но одно из самых горячих мест здесь – это крошечный ресторан японской кухни Mochi, и в других местах повара отклоняются от традиций, становятся вегетарианцами: в своих 57-ми ресторанах в сети отелей Meliá, Зигфрид Kröpfl играет с возможностями вегетарианства на самом высоком уровне; Стефан Реш освежает блюда, такие как судак и плечо ягненка в высокотехнологическом ресторане Park Hyatt's hi-tech Bank restaurant, посыпая супы и пудинги пыльцой фенхеля и обрызгивая сенным молоком. В скромном месте недалеко от канала в новом ресторане Константина Filippou, где гениальный шеф-повар создает живописные блюда, на которых овощи часто в центре внимания, расположенные с точностью дзэн: солнечные лучи из помидор прорастающие травяными побегами; пенное горохово-мятное рагу с чоризо гренками.

Между тем, внутри грандиозного многоэтажного здания с медными табличками в 9-м округе, полным ходом идет возрождение еды старой школы. Дверь в Mezzanin 7 открывается и облако бумажных бабочек порхает до потолка. «Мы вырезали их в течение нескольких дней», говорит Мартин Радл, в то время как шеф-повар Вольфганг Хафнер-Шойер продавливает коротко резанную лапшу через сито, как пластилин PlayDoh. Квартира выглядит как сооружение Джеффа Куна, окрашенная в цвета лакрицы-ассорти с китч фарфором, перьями, коричневыми фотографиями и люстрами. Команда провела месяцы, обыскивая блошиные рынки и семейные книги рецептов и теперь курируют вкус имперской Австрии в своем частном клубе Supper Club - новое явление для города – с неожиданными выступлениями певцов и музыкантов, дразня детские воспоминания сладкими и кислыми маринадами, дикими травами, супами, которые подаются в античных супницах и говядиной, запеченной в течении нескольких часов, с ароматом любистка, тмина и красного перца.

Группа детских самодельных судов по ту сторону озера во дворе Музейного квартала, мимо стрип-клубов размера куклы Барби, изготовленных из упаковочных ящиков. Этот разрастающийся комплекс открылся в императорских конюшнях в 2001 году и ознаменовал сдвиг в отношении к современному искусству; теперь оно воспринимается как часть сооружения, как центры Помпиду или Тейт Модерн, с кафе, сувенирными магазинами и стекловолоконными многоугольниками снаружи, на которых можно лечь в полный рост. Наряду с хорошо известными австрийскими художниками, такими как Климт и Шиле, в базальтовой галерее музея MUMOK в Музейном квартале MQ в вы можете найти венских сторонников прямых действий - плохих парней эпохи шестидесятых - которые использовали человеческое тело как холст, показывая длинный нос конформизму с помощью размазанной пищи, частей животных и того хуже. Они визуально приковылали внимание и, как правило, подвергались аресту. Творческая топография города, воодушевленная дешевыми пространствами для проектов и щедрым государственным финансированием, продолжает смещаться, и новые галереи и произведения искусства появляются в самых неожиданных местах. В сумерках на углу Am Hof, старейший городской площади, Марсианский дым начинает просачиваться из решетки: Желтый туман исландского художника Олафура Элиассона, ныне ставший неотъемлемой частью местной погоды. Зимний дворец в стиле Барокко- однажды служивший домом австрийскому Веллингтону - подобно герою, имеющему склонность к трансвестизму, принцу Евгению Савойскому - это недавняя реквизиция для актуальной цели; я иду вдоль красных ковровых дорожек мимо мраморных статуй Геркулеса, которые смотрят на меня в смятении, как бы говоря: «Ну, вы никогда не догадаетесь, чем они занимались наверху". На фоне тонкого листового золота и паркетных полов, я нахожу холсты Шона Скалли и Герхарда Рихтера, канифольную дверь Рэйчел Вайтерид. Можно легко отвлекаться на обширные фрески с подробными деталями побед Евгения – выстрел из мушкета здесь, залп кавалерии там.
Самый новый центр искусств - отличное большое коричневое здание, Ankerbrotfabrik, бывший хлебозавод в рабочем 10-м районе. (Здесь все дело в расчетах. В 6 и 7 районах самые крутые магазины, но там становится слишком дорого арендовать, и, говорят, молодежь перебирается в 16-й район). Стрит-арт-шоу, Cash, Cans & Candy в полном разгаре, упакованные параноидальными трафаретными работами и интуитивной графикой в стиле комиксов, и его приверженцы с аэрозольными баллончиками развязались вовсю на стенах вокруг города. Черные чернильные крысы, похоже, выходят из этих Канализаций Человека (здесь в 1948 году снимали классический нуар); минотавры вступили в борьбу; лиса с черными, как уголь, глазами, прыгает на свою застывшую, ничего не подозревающую жертву. «Там есть то, что называется «Венским уютом», который не хочет, чтобы его беспокоили красочными, провокационными сообщениями», - говорит мне Василена Ганковская, художник с болгарским происхождением,- "Вызов, заставляющий людей принять город, не только чистая территория империи, но место, растущее на периферии города».

Внизу, возле канала, распространяется покрывшееся плесенью граффити подобно лишайнику по всей кирпичной кладке. Невидимые поезда грохочут за металлическими решетками. Готэм на Дунае. За последние 10 лет Дунай был спасен от постиндустриальной болезни, а летом оба берега усеяны небольшими группами людей, устраивающих пикник, и парами, размахивающими ногами над цветной рябью воды, благодаря LED-отражениям находящихся над рекой зданий. Вена здесь не только расстегнула пуговицы своей рубашки, но и отбросила ее в сторону. В пляжном баре Tel Aviv, официантки в обрезанных джинсах и майках ходят легким шагом по песку, наливая напитки под жужжание комаров и хлопанье в ладоши в такт электронной музыке. Дымчатая пыль от пири-пири и жаренная на гриле рыба из контейнерных лачуг-киосков привлекает мое внимание. Из Mottoна, блестящего первоклассного яхт-бара, вы можете наблюдать за лайнером Twin City Liner, плывущим из Братиславы и входящим в док ниже. Выпив лишнего, вы можете в конечном итоге оказаться в Словакии, всего в часе езды отсюда.

Одна часть стрит-арт сатиры изображает в карикатуре разработчика, который говорит: «Рядом с этим граффити мы создадим нашу новую гостиную неформалов! В ответ коммерциализации, группа городских садоводов заняла пространство между двумя барами, заполняя огромные деревянные клумбы, по образцу общественных участков Нью-Йорка.Знак рядом с некоторыми оранжевыми махровыми ноготками гласит: «Пожалуйста, не срывайте, они священны».

В этом году там будет ажиотаж по поводу 150-летия Рингштрассе, главного центрального бульвара города со времен 19-го века; но есть много чего другого, что можно отметить помимо этого - новые идеи и проекты, которые являются менее формальными, посев семян в трещинах и пространствах между ними. Существует старая поговорка об этом городе: если мир подходит к концу, переезжайте в Вену, потому что здесь все происходит спустя пять лет. Но я не уверен, что это все еще так.

Шоппинг

Группа улочек позади Музейного квартала, в 6-м и 7-м районах, предназначена для медленных прогулок. Софи Поллак открыла магазин одежды We Bandits на улице Theobaldgasse в 2012 году, складируя вещи небольших скандинавских, австрийских и южнокорейских марок (Pushbutton, Uniforms for the Dedicated) и размещая временные коллекции в старом бальном зале неподалеку. «Корейские дизайнеры вычурные и не боятся цвета», - говорит Поллак. Я была довольно удивлена рубашкой со звездным дизайном, который, если приглядеться, оказался лисой, курящей трубку. По соседству находится магазин Feinkoch, модель гастрономического магазина, где вы покупаете карточку с рецептом, а потом выбираете все необходимые ингредиенты. К другим выделяющимся объектам относится магазин Die Sellerie на улице Burggasse, где можно купить деревянные птицы, типографские карты и бумажные украшения, и магазин галерейного типа Himbeer & Soda с единственной в своем роде дизайнерской мебелью.

Виды кофеен

В этом городе кофеен появляются новые гибриды. Посетите кафе Philна улице Gumpendorfer ради литературы и музыки; кафе Das Möbel с лаконичным дизайном интерьера; кафе Radlager для восстановленных итальянских дорожных велосипедов и ради эспрессо, сделанного на кофе-машине Faema 1960-го года. В течение лета, трое друзей представили нам кафе Sneak In, чтобы удовлетворить свою любовь к модной повседневной одежде для молодежи и спортивной обуви, смешивая дефицитные эскизы марок Y-3, Ransom и Filling Pieces с непринужденной атмосферой кафе и DJ сессиями.

Куда пойти покушать

Mochi: изысканный, как лакированная шкатулка; попробуйте суши пиццу и сакэ Гранита (если нет столиков – в ресторане Ansari по соседству подают блюда грузинской кухни с ароматом шафрана).

Neni: ближневосточный анклав посреди оживленного лабиринта для гурманов - Нашмаркта (также поищите Корейское кафе Кима Кохта).

Skopik & Lohn: Скандинавский прохладный пивной бар в обновленном 2-м районе, с каракулями на потолке, рагу из оленины и лебедой в меню.

Restaurant Konstantin Filippou: Exquisite Michelin-starred plates at reasonable prices.Изысканный, удостоенный звезды Мишлен блюда по разумным ценам.

Said the Butcher to the Cow: новые бургеры Вены и общее увлечение джином начинаются здесь.

Mezzanin 7: чтобы забронировать ужин в старинном стиле, напишите Мартину Радлю office@mezzanin7.at  (стоимость меню примерно £35 с человека).

Где можно выпить

Тот скандал с жидкостью антифриз в 1980-х годах было лучшее, что произошло с австрийским вином. Теперь оно отменно - не только белые сорта вина, но и красные тоже - и при наличии винограда, произрастающего на окраине города, Вена является редким городом, поставляющим вино с лозы в стакан. Георг Грос из винодельни Wieninger всего лишь хочет, чтобы люди, позволили вину немного состариться. «Всегда существовала традиция  пить молодые вина, но теперь, когда наши вина лучше - они должны иметь возможность созреть», - говорит он мне, немного грустно. Попробуйте по стаканчику в Unger und Klein, Julius Meinl и Zum Gschupftn Ferdl, или отправьтесь на однодневную экскурсию на винный двор Weininger. Для коктейлей, бар Roberto's American Bar придерживается классики; для новых приготовлений коктейлей посетите Puff speakeasy, в бывшем публичном доме, или If Dogs Run Free ради напитка Damascus Sour (ром и кардамон). Лучшее виды с крыши - Le Loft в отеле Sofitel и Bloom в отеле Lamée, напротив церкви Святого Стефана. И в баре отеля Meliá, на 58-м этаже, с Дунаем растекающимся внизу, команда прокоптит вам под колпаком любой напиток, который вам нравится - даже пиво.

Искусство

Эрнст Хильгер считает, что можно потратить по крайней мере два или три дня, исследуя расширяющиеся галереи Вены. Влиятельный галерист показывал здесь Уорхола и Харинга в 1980-х годах; теперь его воодушевляют видео художника Юлия Монако и Саймона Вега, сальвадорского скульптора, использующего найденные материалы. Ищите небольшие пространства вокруг улицы Eschenbachgasse в 1-м, и Schleifmühlgasse в 4-м районах, где новаторской силой является галерея Georg Kargl Gallery. Так же, как в Зимнем дворце, проверьте, какая выставка в музее 21er Haus, аккуратном, в стиле павильона, примере архитектуры пятидесятых годов возле сада Бельведер.

4

Где остановиться

Urbanauts: Недавно открыли две новые квартиры; из пяти “The Tailoress”ближе к штаб-квартире Urbanauts, в то время как в "The Gallerist" есть ванная комната достаточно большая для струнного квартета. Все они имеют бесплатные мини бары. www.urbanauts.at Номер на двоих от £80

The Guesthouse Vienna: Дизайн от Теренса Конрана в стиле тридцатых годов с изгибами; забронируйте один из 702 просторных номеров. Мини бары щедро наполнены вином. www.theguesthouse.at. Номера на двоих от £135

25hours Hotel Vienna: Возьмите один из номеров люкс ради вида из окон и ванной. www.25hours-hotels.com Номер на двоих от £95

Hotel Daniel: забронируйте номер с подвесной койкой в задней части отеля – или с воздушным потоком, его интерьер спроектировал дизайнер яхт. www.hoteldaniel.com Номера на двоих от £75

Park Hyatt Vienna: Зрелище перламутра, установленного в золотом квартале района, с бассейном на территории бывшего банковского хранилища. www.vienna.park.hyatt.com. Номера на двоих от £310

Meliá Vienna: Для вида на город и Дунайс высоты орлиного полета. www.melia.com Номера на двоих от £115

Hotel am Brillantengrund: Где перекантовываются уличные художники и музыканты (Cody Chestnutt, Hudson Mohawke). Мама менеджера на скорую руку готовит первоклассную филиппинскую еду. www.brillantengrund.comНомера на двоих от £60.

Как добраться

British Airways летит прямо из Хитроу. Для детальной информации по городам посетите www.wien.info

Эта статья была впервые опубликована в Condé Nast Traveller в январе 2015 года

Источник: http://www.cntraveller.com/recommended/cities/vienna-expert-guide